Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Стервами не рождаются...

(о том, как появляются "железные яйца". исключительно ИМХО и много скучных букв)

Задумалась: почему в отношении мужчин нет идентичного понятия категоричному определению "стерва"? И даже в русском языке "стерва", "стервЬ" - исключительно женский род.

Может быть потому, что понятие "стерва" - означает потерю внутренней женственности и приобретение мужского стереотипа в поведении? Мужчина, при усилении его жесткости и агрессивности, не может быть более "мужественным".
Collapse )
1380530_612779955432429_1414311240_n

Сказка без названия. Глава первая.

                                                                           Все события – вымышлены, все совпадения – случайны.

                                                                                                  Astra inclinant, non necessitate.

Ведьма Стеша рвала и метала. Рвала на мелкие кусочки странички с заклинаниями, скатывала в тугие гневные шарики и со всей пролетарской ненавистью метала в, милых ранее её сердцу, паучков. Пауки в панике разбегались, кто как, кто в какую щель, со стойкой установкой на шизофрению, ибо их маленький мозг отказывался воспринимать переменчивое настроение хозяйки.

Артподготовка затягивалась.

Ведьма Аглая, отпразновавшая накануне тысячелетний юбилей, слегка мучалась от легкой тошноты и перманентного головокружения (самогоночка из мухоморчиков прошлой ночью была дивно как хороша!), и, с едва просыпающимся интересом периодически отвлекаясь от перманентного верчения мира вокруг её персоны, наблюдала за регулярно отпадающими от стены паучками.

Молодость, молодость! Шарики из заклинаний метрономически создавали звуковые волны в комнате замка.

Стеша вынашивала план мести. Но, почему-то, кроме горящих синем пламенем слов: «Месть» и «План», - ничего далее в воздухе над Стешиной головой не выписывалось.

Аглае, наконец, удалось справиться с головокружительной тошнотой, путем употребления десятого разведения шайтан-травы в огуречном рассоле.

«Месть – блюдо длительного приготовления. Но, извини, моя дорогая, за банальность, четыре часа для создания двух слов рискуют растянуть процесс приготовления блюда на пару сотен лет. Доживет ли объект мести до употребления готового блюда?», - Аглая удобно расположилась в скрипучем кресле-качалке и, уже с явно проснувшимся интересом, наблюдала за ускоряющимся процессом опадания паучков на темный от вечности пол.

Паучья шизофрения крепчала. Упав на пол, вместо расползания по щёлкам-траншеям, паучки с невероятной мотивацией начинали ползти вверх по стене, периодически укрываясь в стенных трещинах и вновь и вновь оказываясь в секторе обстрела.

Стеша молчала. Два слова над её головой начали разбрасывать в стороны нервически-перламутровые искры.

Аглая наслаждалась коктейлем «шайтан-рассол», потихоньку повышая разведение.

«Все мужики – козлы», - наконец изрекла Стефания, брызжащую новизной мысль.

Аглая ехидно захихикала. Тысячелетний Аглаин опыт услужливо начал поднимать из темных шахт ведьминой памяти примеры, голосующие как «за», так и «против» данной вводной. Но примеры «против» оказались моментально завалены штормовым количеством «За». Аглая в очередной раз удивилась работоспособности лифтов своей памяти, которые который век преданно работают без достаточного технического обслуживания, за исключением регулярной смазки механизмов градусосодержащими жидкостями.

«Вещей, дорогая, я вся во внимании», - Аглая подавила внутреннее желание поделиться негативом с окружающим миром. Пусть молодость поделится своим. Может чего нового, негативного в мир изольется.

Стефания была совсем юной ведьмочкой. Юной, огненной, умной, образованной, но эмоциональной и увлекающейся. Её способность к возникновению увлечений превышала среднестатистический ведьминский показатель увлеченности в пять раз. Поэтому Стеша с завидной регулярностью раз в два месяца горько разочаровывалась и страдала. Сегодня разочарования и страдания, по-видимому, были особенно горькими.

«Дорогая Аглая, все мужики – козлы и обманщики», - Стеша, наконец-то, перестала превращать заклинания в артиллерийские снаряды  и с некоторым остервенением закурила. Легкий запах ментола с вкраплениями лаванды повис в воздухе. Стеша понемногу успокаивалась.

«Я, Аглаша, в компинг скорее всего продула», - Стефания выпустила замысловатое облачко дыма.

Компинг был новомодным увлечением молодых ведьмочек и заключался в «разводе мужиков на любовь» через магическую паутину. Магическая паутина давно и прочно вошла в загруженные будни ведьм и служила не только для мониторинга погодных условий для полетов на метле (любой ведьме не нравится глотать водяную пыль из-за внезапного дождя в рутинном полете), не только для покупки или обмена редких инградиентов для сложных заклинаний, но и выступала источником некоторых ведьмачьих развлечений. Компинг был как раз из этой серии.

Кто и когда наколдовал магическую паутину под этим солнцем – давно уже позабыто, но работала паутина исправно. И опутывала не только ведьмочек, но и нормальных живых людей. Говорят, ниточки паутины простирались и в подземный мир нежитей, но проверять это пока ни у кого из ведьмочек надобности не возникало. А люди и тем более не интересовались.

Смысл компинга, для участвующих в нем ведьмочек, заключался в том, что для них случайным образом выбирались объекты – реальные мужчины, присутствующие на постоянной или периодической основе в магической паутине. Задача ведьмочек состояла в том, чтобы сначала через паутину, а потом и реально влюбить себя мужчину и похитить его разбитое от несчастной любви сердце. Чтобы ходил потом такой мужчина без сердца неприкаянным. Ни любви не испытывая, ни привязанности, ни интереса, ни радости. Вся фишка заключалась в том, что для этих действий нельзя было пользоваться ни одной из ведьмачьих фенечек и заклинаний. То есть, конкретная ведьмочка, вся какая ни есть, должна была стать на какой-то период общения обычной женщиной. Это-то и было самым сложным. Отказаться от даже минимального заклинания (чтобы, например, придать огненные искорки бирюзовому взгляду) было чаще всего выше ведьминых сил. Играть и повелевать стихиями впитывалось со змеиным молоком при вскармливании новорожденных ведьмочек.

За компинг, в зависимости от происходящего процесса, существовала сложная система начисления баллов. А победительница определялась в Вальпургиеву ночь голосованием совета старейших ведьм. И только в Вальпургиеву ночь удавалось оценить масштабы пирамиды, сложенной из разбитых мужских сердец.

Конечно, ведьмочки практически всегда пытались сшулерничать, применив в качестве разящих стрел те или иные заклинания, но Стафания принципиально не пользовалась ни одним (даже самым малюсеньким) заклинанием. Она честно выполняла все правила игры. Молодая ещё! Несмотря на это, Стеша практически каждый год попадала в призовую тройку и её личная маленькая гора разбитых мужских сердец представляла довольно-таки внушительный элемент ландшафтного ведьмачьего дизайна.

Аглая с ироническим скрипом, полностью отдавшись процессу, качалась на кресле. Шайтан-рассол плавно перетек в мухоморную настойку. Рядом с креслом живописно расположился столик, обитый кожей лягушек и инкрустированный стразами от СучковССКИ. Столик натюрмористически наполнялся на глазах безе из гнилушек, строганинкой из угрюм-угря и кувшинками свежего посола.

Аглая не увлекалась компингом, а предпочитала общение с нормальными, проверенными веками, лешими и лишь иногда её пробивало на скоротечные интрижки с драконами. В общем, Аглая крепко держала синицу обеими руками за хвост и предпочитала тактильные ощущения горячим охотничьим эмоциям компинга.

Дождавшись прощального сигаретного колечка, Аглая налила рюмочку мухоморной настойки Стефании: «Ну, рассказывай, дорогая…».

Стеша глубоко вздохнула и начала рассказ…

К вопросу о предательстве.

Подруга в фейсбуке http://www.facebook.com/profile.php?id=10000293041837 задала на моей стене вопрос: Не предавайте и не будете преданы.... Верно ли это утверждение? Как ты думаешь, Наташ? И картинку такую красивую запостила.

В итоге родился пост в ЖЖ. Сразу хочу сказать - это мое личное мнение. все персонажи вымышлены. Все совпадения - случайны. 

Collapse )


Женская паутина.

Сеть - возможность реализовать невозможное. Сеть - это действительно паутина, которая переплетает абсолютно непостижимым образом то, что действительно должно быть переплетено. Сеть дает возможность встретить того, в ком испытываешь потребность или того, кто испытывает потребность в тебе. Небольшая иллюстрация сказанного. Случайная виртуальная встреча помогла посмотреть на свои возможности немного под другим углом и открыла способности не только воспринимать англоязычную профессиональную литературу, но и возможные попытки овладеть мировой художественной. Myoddattempt. Моя нелепая попытка. Но пока ещё как собака Павлова. Душой чувствую, мозгами понимаю, а сказать не могу.
Rudyard Kipling (1865-1936)
The Female of the Species

WHEN the Himalayan peasant meets the he-bear in his pride,
He shouts to scare the monster, who will often turn aside.
But the she-bear thus accosted rends the peasant tooth and nail.
For the female of the species is more deadly than the male.

When Nag the basking cobra hears the careless foot of man,
He will sometimes wriggle sideways and avoid it if he can.
But his mate makes no such motion where she camps beside the trail.
For the female of the species is more deadly than the male.

When the early Jesuit fathers preached to Hurons and Choctaws,
They prayed to be delivered from the vengeance of the squaws.
'Twas the women, not the warriors, turned those stark enthusiasts pale.
For the female of the species is more deadly than the male.

Man's timid heart is bursting with the things he must not say,
For the Woman that God gave him isn't his to give away;
But when hunter meets with husbands, each confirms the other's tale—
The female of the species is more deadly than the male.

Man, a bear in most relations—worm and savage otherwise,—
Man propounds negotiations, Man accepts the compromise.
Very rarely will he squarely push the logic of a fact
To its ultimate conclusion in unmitigated act.

Fear, or foolishness, impels him, ere he lay the wicked low,
To concede some form of trial even to his fiercest foe.
Mirth obscene diverts his anger—Doubt and Pity oft perplex
Him in dealing with an issue—to the scandal of The Sex!

But the Woman that God gave him, every fibre of her frame
Proves her launched for one sole issue, armed and engined for the same;
And to serve that single issue, lest the generations fail,
The female of the species must be deadlier than the male.

She who faces Death by torture for each life beneath her breast
May not deal in doubt or pity—must not swerve for fact or jest.
These be purely male diversions—not in these her honour dwells—
She the Other Law we live by, is that Law and nothing else.

She can bring no more to living than the powers that make her great
As the Mother of the Infant and the Mistress of the Mate.
And when Babe and Man are lacking and she strides unclaimed to claim
Her right as femme (and baron), her equipment is the same.

She is wedded to convictions—in default of grosser ties;
Her contentions are her children, Heaven help him who denies!—
He will meet no suave discussion, but the instant, white-hot, wild,
Wakened female of the species warring as for spouse and child.

Unprovoked and awful charges—even so the she-bear fights,
Speech that drips, corrodes, and poisons—even so the cobra bites,
Scientific vivisection of one nerve till it is raw
And the victim writhes in anguish—like the Jesuit with the squaw!

So it comes that Man, the coward, when he gathers to confer
With his fellow-braves in council, dare not leave a place for her
Where, at war with Life and Conscience, he uplifts his erring hands
To some God of Abstract Justice—which no woman understands.

And Man knows it! Knows, moreover, that the Woman that God gave him
Must command but may not govern—shall enthral but not enslave him.
And She knows, because She warns him, and Her instincts never fail,
That the Female of Her Species is more deadly than the Male.


А теперь перевод этого чуда (для любого движения Вашей души сеть найдет возможность сплести ниточку вероятности его осуществления):


ЖЕНСКАЯ СУЩНОСТЬ

Крестьянин гималайский смел – медведя он настиг,
И криком гонит зверя вон! И зверь уйдёт с пути.
Но тронь медведицу – она порвёт, сгрызёт его:
Жена опаснее стократ супруга своего!

Заслышав человечий шаг, муж-кобра прочь спешит,
Желая встречи избежать и спрятаться в тиши.
Но кобра-мать свершит бросок и больше ничего…
Жена опаснее стократ супруга своего!

Когда иезуиты шли к Гуронам и Чокто,
Не ведали, что их побьют и выгонят. Но кто?
Не благородные вожди, не воины, а скво! –
Жена опаснее стократ супруга своего!

Мужское сердце – кладезь тайн, неведомых жене.
Он бережёт её покой, он Богом связан с ней.
В кругу охотников-мужей все мненья одного –
Жена опаснее стократ супруга своего!

Мужчина – иногда медведь, а иногда – червяк.
В переговорах компромисс он ищет так и сяк.
Он редко прямо говорит про очевидный факт,
Увы, беседа для мужчин – незавершенный акт.

Мужчины сделались слабы, в них дурь и страх царят,
Так мало делают они, так много говорят.
То гнев, то непристойный смех, то грусть со взором в пол…
Мужчина напрочь позабыл, кто в мире Сильный Пол!

Но всеми фибрами души жена, подруга, мать
Стремится дом свой уберечь. Без помощи, сама.
Хранительница очага и чада своего,
Жена сумеет быть сильней супруга своего!

В смертельных муках вновь и вновь она рождает жизнь.
Не знает жалости пустой, от фактов не бежит.
Диверсия – мужской удел. Ей не подходит он,
Закон, написанный для всех. У женщин – свой Закон.

Скрыт в женщине священный смысл, он к вечности ведёт.
Великое призванье – мать – в крови её живёт.
Ребёнок, муж, заботы, дом... Она же – лишь жена.
И защищать свои права сама она должна.

У женщины серьёзный взгляд на жизнь и на семью.
Не спорьте, дети! Помни, муж, не зли жену свою!
Злость в женщине вскипит, и вмиг проснётся дикость в ней.
Опасна в ярости жена для мужа и детей!

Бесстрашно кинется она медведицею в бой.
Змеиный яд её речей несёт страданий боль.
Вытягивая каждый нерв из тела твоего,
Устроит пытку злее, чем иезуиту – скво.

А муж, неисправимый трус, в Парламенте своём
Сидит. И в этот мир мужской не позовут её.
Муж, честь и совесть позабыв, согласен с большинством.
Жена когда-нибудь простит, но не поймёт его.

У женщины - иной закон. Он от мужчин не скрыт:
Жена возьмёт над телом власть и разум покорит.
А муж не против. Знает он секрет всех жён и скво –
Жена опаснее стократ супруга своего!

Олечка Демичева - автор этих строк, спасибо за то, что ты есть! Спасибо за то, что всемирная паутина потихонечку плетёт всемирную женскую сеть и дает возможность поддерживать все самое лучшее, что есть в женщине.
http://www.facebook.com/profile.php?id=100002930418372

Шейка матки. Прения.

Хотела тему закрыть, но вот очень хорошая статья в "Снобе". http://www.snob.ru/selected/entry/43224 С одной стороны - народ бунтует, а с другой стороны, журналисты, они и в Америке журналисты. Слышат звон, но не знают где он. По тамошним протоколам, трехлетний скрининг только при железобетонной уверенности, что все хорошо было раньше, а если хоть немного плохо, то скрининг учащается до 1 раза в 6 месяцев. Но это же только доктора знают. Но мне нравятся американцы! Следят, капиталисты за своим здоровьем!